Cлово "ФРАНЦУЗСКИЙ"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ФРАНЦУЗСКОГО, ФРАНЦУЗСКИХ, ФРАНЦУЗСКОЙ, ФРАНЦУЗСКОМ

Входимость: 98.
Входимость: 65.
Входимость: 60.
Входимость: 59.
Входимость: 55.
Входимость: 54.
Входимость: 52.
Входимость: 51.
Входимость: 41.
Входимость: 39.
Входимость: 37.
Входимость: 36.
Входимость: 34.
Входимость: 33.
Входимость: 32.
Входимость: 31.
Входимость: 30.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 18.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 98. Размер: 158кб.
Часть текста: наблюдался отказ от законов единства времени и места. Изменения, затронувшие драматургическое искусство, не могли не сказаться и на декорационном оформлении сцены: коренного переустройства требовало не только сценическое оборудование, но и театральные помещения, однако в середине XIX века произвести подобные перемены было весьма затруднительно. Эти обстоятельства позволили представителям любительских школ пантомимы занять достойное место в ряду актеров Нового времени, именно они стали лучшими исполнителями произведений новаторской драматургии. Постепенно в сценическом искусстве XIX столетия получили распространение живописные панорамы, диорамы и неорамы. Одним из наиболее известных мастеров-декораторов во Франции рассматриваемого периода был Л. Дагер. К концу XIX века перемены затронули и техническое переоборудование театральных подмостков: в середине 1890-х годов широкое применение нашла вращающаяся сцена, впервые использованная в 1896 году, во время постановки К. Лаутеншлегером оперы Моцарта «Дон Жуан». Одной из самых известных французских актрис XIX столетия была уроженка Парижа Катрин Жозефин Рафен Дюшенуа (1777—1835). Ее дебют на театральных подмостках состоялся в 1802 году. В те годы 25-летняя актриса впервые вышла на сцену театра «Комеди Франсез», в 1804 году она уже вошла в основной состав театральной труппы в качестве сосьетеры. В первые годы работы Катрин Дюшенуа, игравшей на сцене трагические роли, пришлось постоянно бороться за пальму первенства с актрисой Жорж. В отличие от игры последней выступления Дюшенуа привлекали внимание зрителей теплотой и лиризмом, ее проникновенный и...
Входимость: 65. Размер: 69кб.
Часть текста: аристократической элиты, провинциальный мещанин вряд ли мог освоить такой широкий круг чтения. Отсюда делается уже следующий шаг: вывод о принадлежности шекспировского наследия «кому-то другому», причем в роли «кого-то другого» неизбежно оказывается фигура придворного с университетским образованием. В этой работе мы не будем опровергать или доказывать принадлежность шекспировских текстов конкретному Мистеру Х, кем бы он ни был — Рэтлендом, Бэконом или Вильямом Ш. из Стратфорда-на-Эйвоне. Наша задача — не атрибуция. Необходимо критическое осмысление самой исходной посылки, на которой строятся дальнейшие рассуждения. Для технического удобства мы будем сохранять за автором текстов наименование «Шекспир» 1 . Исходная посылка, столь очевидная и соблазнительная для нефилологов (а тем более людей, никогда не изучавших иностранных языков), на самом деле содержит в себе сложный комплекс вопросов, которые следует разделить и обозначить четко. 1) Действительно ли в произведениях Шекспира использованы данные источники на иностранных языках? 2) Каковы были возможности изучения языков у среднестатистического елизаветинца в 1570-е — 1590-е гг.? 3) Действительно ли тексты Шекспира демонстрируют глубокое знание иностранных языков? Вопрос №1. Уже на этом этапе выявляется крайне наивная ошибка в рассуждениях о «круге источников Шекспира»: смешение литературоведческих материй с библиографическими. Любая обнаруженная сюжетная или тематическая параллель между шекспировским текстом и каким-либо другим на итальянском (французском и др.) языке толкуется как доказательство того, что Шекспир читал именно данный текст, и притом в оригинале. Между тем такой вывод возможен лишь в том случае, когда данный источник не...
Входимость: 60. Размер: 45кб.
Часть текста: (Семь веков французской поэзии. Антология стихов в русских переводах) В каждом сердце о Франции грезы свои. Альфред де Виньи. Бутылка в море В прологе к роману "Девятое термидора" — действие которого приходится на первую четверть XIII века — в Париже встречаются молодой киевский боярин Андрей Кучков и безымянный мастер, изваявший для собора Нотр-Дам знаменитую химеру "Мыслитель" (или же "Дьявол-Мыслитель"), человек "происхождения темного, весьма искусный и очень ученый человек". Мастер говорит о своем творении: "В молодости я имел много желаний. Год назад у меня оставалось только одно: закончить статую, творение всей моей жизни. На прошлой неделе я в последний раз прикоснулся к ней резцом, Теперь я больше ничего не хочу". Мастер ведет Кучкова к своему творению: русский гость пугается. На русских церквях он такого определенно не видал. Каменный дьявол улыбается, высунув язык: он смотрит на остатки костра, где только что жгли еретиков.К 1300 году парижские костры горели еще ярче. "Дьявол-мыслитель" цел и по сей день, — не совсем, впрочем, дьявол (горгулья по средневековой идее должна была скорей отпугивать нечистую силу), не совсем мыслитель (скорей "наблюдатель") — и не совсем цел (за восемьсот лет мало что остается не тронуто эрозией). К счастью, он не стал символом Франции, символов у нее много, да и Франция на свете не одна: Савойя по сей день считает, что присоединена с помощью грубой силы, да и провинции, что присоединились добровольно, "династически" или как-то иначе — отнюдь не...
Входимость: 59. Размер: 52кб.
Часть текста: жизни страны. Они позволили поэзии говорить о самых насущных и серьезных общественных вопросах, сделали ее орудием выражения самых глубоких и сокровенных человеческих чувств. Вместе с тем такая знаменательная дата, как четырехсотлетие со дня смерти Дю Белле, национальной гордости французской литературы, должна была бы, казалось, в свое время найти широкий отклик на родине поэта, послужить поводом для серьезного разговора о значении великих классических традиций французской поэзии прошлого в литературной жизни наших дней. Однако, как это ни странно, юбилей одного из основоположников французской национальной поэзии прошел во Франции не очень заметно. Впрочем, недооценка творчества и исторической роли Дю Белле со стороны влиятельных литературных кругов современной Франции довольно легко объяснима. Представители модернистской литературной критики и истории литературы, обращая свой взор в прошлое, немалое внимание уделяют именно поэзии XVI века. Однако в этой эпохе их интерес привлекают иные фигуры. Так, например, с легкой руки Тьерри Монье [1], крупнейшим французским поэтом всех времен был объявлен вождь лионской поэтической школы, неоплатоник и петраркист Морис Сев. Литературная деятельность Дю Белле и Ронсара...
Входимость: 55. Размер: 115кб.
Часть текста: Tu chantas Famour! Et ce fut ta destine {*}. M. Desbordes-Valmore {* "Ты пела любовь! И это стало твоего судьбой" - строка из цикла "Слезы" Марселины Деборд-Бальмор.} Три элегии, двадцать четыре сонета и один прозаический диалог - столь количественно скромно художественное наследие, оставленное нам лионской поэтессой Луизой Лабе. Но его оказалось более чем достаточно, дабы стать одной из блестящих страниц истории не только французской, но и мировой поэзии. Первое, что бросается в глаза при чтении посвященных Луизе Лабе книг и статей {Библиографию исследований о жизни и творчестве поэтессы см, в кн.: Labe L. Edition critique et conimentee par Enzo Giudici. Geneve, 1981. P. 248-250.},- это всеми с восхищением и изумлением отмечаемая уникальность ее поэзии и ее личности в литературной и социальной жизни Франции XVI столетия. И действительно, жизнь и творчество Луизы Лабе представляют собою явление редкостное по своей самобытности. Несмотря на то что Луиза Лабе привлекала пристальное внимание уже своих современников, сведений о ее жизни не так уж и много {См. материалы к биографии Луизы Лабе авторов XVI в. в кн.: Oeuvres de Louise Labe publiees par Charles Boy. P., 1887. Vol. 2. P. 89-130.}. Связные биографии поэтессы появились лишь в середине XVIII столетия. В 1750 г. лионский советник Шарль-Жозеф де Рюоль выпустил "Рассуждение о личности и сочинениях Луизы Лабе" {Ruolz Ch. Jos. de. Discours sur la personne et les ouvrages de Louise Labe Lyonnaise... Lyon, 1750.}, которое, однако, не будучи основанным на проверенных архивных материалах, носило весьма приблизительный характер; таковы же и "Изыскания, могущие послужить для...

© 2000- NIV