Cлово "РЫЦАРЬ"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: РЫЦАРИ, РЫЦАРЯ, РЫЦАРЕМ, РЫЦАРЕЙ

Входимость: 117.
Входимость: 98.
Входимость: 92.
Входимость: 92.
Входимость: 89.
Входимость: 81.
Входимость: 80.
Входимость: 80.
Входимость: 54.
Входимость: 51.
Входимость: 47.
Входимость: 46.
Входимость: 45.
Входимость: 40.
Входимость: 38.
Входимость: 38.
Входимость: 37.
Входимость: 33.
Входимость: 32.
Входимость: 31.
Входимость: 30.
Входимость: 30.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 26.
Входимость: 25.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 117. Размер: 129кб.
Часть текста: даже понаслышке. Но и они мало напоминают тех людей, кто помогал или мешал реальному Артуру защищать земли бриттов. Память о них приходится по крупицам извлекать из слежавшихся за века пластов вымысла. Естественно, первыми людьми, связанными с нашим героем, были его родители. С ними возникают и первые проблемы — дело в том, что валлийские источники почти не упоминают Утера Пендрагона, предполагаемого отца Артура. Только в стихотворении «Кто привратник» ( Pa gwr ) из «Черной книги Кармартена» один из героев, Мабон ап Модрон, именуется «слугой Утера» ( gwas uthir ), но без всякой связи с находящимся рядом Артуром. Эта связь впервые появляется в сочинении Гальфрида Монмутского, где Утер включается в родословную легендарных королей бриттов как сын Константина и отец Артура. Там же описаны победы Утера над саксами, его любовь к Игрейне и обманное зачатие с ней сына в замке Тинтагел. После этого Утер очень быстро сходит со сцены — кратко упоминается о его отравлении саксами, соединенном в заветную тройку с такими же отравлениями Вортимера и Амброзия. После его смерти наступает время усобиц, и на площади столичного города, Лондона или Винчестера, появляется камень или наковальня с воткнутым в него (нее)...
Входимость: 98. Размер: 85кб.
Часть текста: 4. Жанровая система лирики трубадуров. 5. Символика и формульность лирики трубадуров. Два стиля в лирике трубадуров. 6. Споры о происхождении лирики трубадуров (аристократическая и фольклорная теории). 7. Вклад трубадуров в развитие европейской лирики (символы, рифмы, строфы). РАЗДЕЛ «РЫЦАРСКИЙ РОМАН» 1. Источники рыцарского романа. Проблема генезиса. 2. Романы «античного цикла» («Александрия» Л. де Тора и А. де Берне); 3. Романы «артуровского цикла». Творчество К. де Труа: а) «Эрек и Энида». Проблема соотношения рыцарской доблести и супружеской любви; б) «Ивэйн, или Рыцарь Льва». Проблема соотношения реальности и чуда; в) «Ланселот, или Рыцарь телеги» – попытка создания эталонного куртуазного романа; г) соединение артуровского мира с христианской фантастикой через мотив святого Грааля («Персеваль, или Повесть о Граале») 4. Легенда о Тристане и Изольде в романных обработках. 5. Романы-идиллии «византийского цикла». Элементы пародии на стереотип рыцарского романа. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Значение рыцарской литературы в мировом литературном процессе. МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ПОДГОТОВКИ 1 . Рыцарями (от нем. ritter – всадник) представители аристократического привилегированного сословия назывались в...
Входимость: 92. Размер: 60кб.
Часть текста: из хорошего рода. Я говорю «в принципе», потому что иногда в рыцари посвящали за исключительные военные подвиги. Кроме того, можно было — и это случалось все чаще по мере развития городов и усиления их значения — купить эту привилегию. Но в куртуазной литературе герой непременно блистал великолепным генеалогическим древом. Королевских сыновей здесь было немало; впрочем, чтобы носить королевский титул, требовалось немного. Согласно С. Чарновскому, у кельтов достаточно было владеть половиной польского повята [Мелкая административно-территориальная единица в Польше], чтобы титуловаться королем. Рыцарь должен был отличаться красотой и привлекательностью. Его красоту обычно подчеркивала одежда, свидетельствующая о любви к золоту и драгоценным камням. Доспехи и упряжь были под стать одежде. Чарновский напоминает, что слово «noblement» («благородно») значило у хрониста IV крестового похода то же, что и «rikement» («богато», «роскошно», «великолепно»). Мужская красота перестает играть особую роль лишь в буржуазном этосе; здесь ей на смену приходит достойная внешность, респектабельность, а красота требуется уже только от женщины, и лишь за ней оставляется право на украшения, которые еще в XVIII веке не возбранялось носить и мужчинам. От рыцаря требовалась сила. Иначе он не смог бы носить доспехи, которые весили 60-80 килограммов. Эту силу он проявлял обычно, подобно Гераклу, в младенчестве. В одной из северных легенд ее герой Беовульф, прибывший издалека, чтобы освободить датчан от чудовища, которое подкрадывалось по ночам и убивало знаменитейших рыцарей, вступает с ним в ужасную схватку и при этом бросает все свое оружие, дабы...
Входимость: 92. Размер: 55кб.
Часть текста: предстоянии перед Богом в час Страшного суда, символически проецируемый и на час кончины каждого смертного. Напротив, культура Нового времени и Ренессанс как его предтеча изображают человека в его посюсторонней земной незавершенности, как становящуюся личность, устремленную в открытое будущее, живущую – и это особенно характерно для Возрождения – полнотой каждого прекрасного «остановленного мгновения». Сюжетное «ядро» рыцарского романа – рыцарская авантюра – и есть переживаемый во всей полноте миг бытия, в который герой-рыцарь реализует свое человеческое предназначение: одно это, как уже отмечалось, могло бы объяснить широкое распространение рыцарской эпики в ренессансной Европе. Однако зародившийся в лоне средневековой культуры периода ее расцвета (в XII веке) классический рыцарский роман включает авантюру в повествовательную последовательность (наррацию), в которой миг, застывшее настоящее подчиняется неумолимой логике вечного – воле Провидения, личная воля – законам надличностного целого. Э. Ауэрбах так характеризует эту «чрезвычайно своеобразную и загадочную форму события, разработанную куртуазной культурой»: «“Опасные встречи”, именуемые “авантюрами”, – пишет ученый, – не опосредованы жизненным опытом, их невозможно включить ни в какую существующую или хотя бы мыслимую политическую систему, “авантюры” обычно следуют одна за другой без всякой разумной связи, сериями, длинными цепочками, но все же нельзя соблазняться современным значением слова “авантюра” и смотреть на них как на нечто совершенно “случайное”. Куртуазный роман как раз не имеет в виду чего-либо обособленного,...
Входимость: 89. Размер: 96кб.
Часть текста: Труа и их структура 5. «БРЕТОНСКИЕ» РОМАНЫ КРЕТЬЕНА ДЕ ТРУА И ИХ СТРУКТУРА Уже было отмечено, что в романе «Эрек-и Энида» впервые как бы дается «формула» нового романа на бретонский сюжет. «Эрек и Знида» становится образцом для последующих романов Кретьена. Фраппье подчеркивает, что Кретьен в «Эреке и Эниде» мало чем обязан античной традиции и куртуазным романам античного цикла, разве только пышными описаниями коней, одежды, произведений искусства, которые встречались в «Энее». Больше ощущается влияние «Брута» Васа — в описании свадьбы и коронации Эрека, слез Эниды, короля Артура и его двора (см.: Фраппье, 1968, с. 93—94). Двор короля Артура как средоточие истинной рыцарственности и сказочно-утопическая атмосфера бретонской рыцарской страны становятся фоном. За этим романом следуют другие романы Артурова цикла: одновременно написанные «Ланселот» и «Ивен» (конец «Ланселота» по указанию Кретьена написан Годфруа де Ланьи) и оставшийся неоконченным «Персеваль». Влияние античной традиции в этих произведениях полностью преодолено. Диахроническое рассмотрение этих романов ставит ряд вопросов в отношении творческого пути зрелого Кретьена (а эти «Артуровы» романы соответствуют его зрелости), его кажущихся иногда странными «зигзагов»; каким образом, например, после такой резкой критики «развратной» Изольды в «Клижесе» и апофеоза семейной любви в качестве выхода из тупика роковой страсти в романе «Эрек и Энида» Кретьен мог создать «Ланселота», где воспевается адюльтер, так же как и в...

© 2000- NIV