Cлово "МОНТЕНЬ"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МОНТЕНЕМ

Входимость: 233.
Входимость: 181.
Входимость: 99.
Входимость: 65.
Входимость: 47.
Входимость: 47.
Входимость: 41.
Входимость: 39.
Входимость: 37.
Входимость: 34.
Входимость: 34.
Входимость: 32.
Входимость: 32.
Входимость: 31.
Входимость: 30.
Входимость: 29.
Входимость: 29.
Входимость: 28.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 23.
Входимость: 21.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 17.
Входимость: 16.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 14.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 8.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 6.
Входимость: 6.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 233. Размер: 94кб.
Часть текста: больше знающих его благодаря спектаклям. Читавших сочинения Монтеня еще меньше, потому, что философия не всем доступна, а он философ. Между тем его понять легко. Почему же эти два имени поставлены рядом и соединены союзом "и"? Потому что их связывают идейные узы. При этом "движение идей" от одного к другому, так сказать, "одностороннее": Шекспир читал Монтеня, Монтень же не ведал, что на небосклоне художественной культуры сверкает яркая звезда - Шекспир. МОНТЕНЬ В АНГЛИИ Опуская подробности, известные читателю, напомним схематично, как Ренессанс проявился во Франции и в Англии. Без этого многое в умонастроениях Монтеня и Шекспира будет для нас непонятным. Средневековая Франция испытала Жакерию - классовую борьбу виллана против феодала. Эта борьба, в которой поражения терпели угнетаемые, стимулировала, однако, подъем национального сознания. Другое действие имели религиозные войны между католиками и гугенотами с 1562 г. - войны бесплодные, обескровливающие нацию, тормозящие ход...
Входимость: 181. Размер: 84кб.
Часть текста: на собственный опыт и ум, нередко принимаемся искать какого-нибудь советчика, авторитетного “мудреца”, “философа”, который поделился бы с нами не столько тем, что он сам пережил, сколько тем, что он “знает” о жизни - знает из кабинетных размышлений, из книг, от других “мудрецов”. Эта доверчивость к философии прямо вырастает из нашего недоверия к повседневному бытию - полному превратностей, неустойчивому, преходящему. За внешней текучестью нам хочется разглядеть твердые основания, обнаружить руководящие первопринципы, недоступные обыденному сознанию. Вот потому-то мы и надеемся, что наряду с практически-житейским существует иной, более высокий - “философский” - тип мыслительного опыта, способный отомкнуть “тайну мироздания”, возвестить нам последнюю истину о нем. Монтень вряд ли оправдает подобные ожидания. Он не только не рвется из круга повседневности, но по большей части о ней как раз и размышляет. Разумеется, он весьма начитан, но стремится не столько жизнь сверить с философией, сколько философские книги - с жизнью. Вот почему предметом его размышлений оказываются вещи самые обыденные - “воспитание детей” и их “сходство с родителями”, “обычай носить одежду”, “запахи”, “почетные награды”, “пьянство” и даже “большой палец руки” (таковы названия некоторых глав “Опытов”). Он пускается в подробные описания собственных привычек, домашнего обихода. пристрастий и антипатий, состояния здоровья, не стесняясь посвящать нас в интимнейшие стороны своих недугов. Спрашивается, какой...
Входимость: 99. Размер: 27кб.
Часть текста: кризисом, который охватил страну и сотрясал ее в период гражданских войн. В эти суровые годы откровеннее выявились реальные, неприкрашенные мотивы общественного поведения людей, демонстрировали свою несостоятельность многие из прежних иллюзий и идеалов, а контуры будущего, перспективы выхода из сложившегося тупика вырисовывались весьма смутно. Существование Франции как самостоятельного государства было поставлено под угрозу. Страна была опустошена непрекращавшимися междоусобицами. Передовым людям Франции приходилось мобилизовывать все свои духовные ресурсы для того, чтобы, не поддавшись всеобщему ожесточению и смятению, попытаться осуществить необходимую переоценку ценностей, разобраться в себе и своем окружении, наметить верные пути поведения. Именно в этой исторической обстановке и были задуманы Монтенем его «Опыты». Мишель Эйкем де Монтень (1533—1592) происходил из старинного купеческого рода. Отец будущего автора «Опытов» первым изменил традиционному образу жизни. Приняв участие в военных походах в Италию, он поселился затем в своем поместье, носившем наименование «Монтень», и начал вести образ жизни, подобавший дворянину. Сограждане доверяли Пьеру Эйкему различные выборные должности, вплоть до обязанностей мэра города Бордо. Семья Эйкемов заняла прочное место в среде так называемого «дворянства мантии». Мишель Монтень получил гуманистическое по духу домашнее воспитание. Окончив затем коллеж в Бордо и посвятив некоторое время изучению юриспруденции в Тулузском университете, Монтень был принят в магистратуру в качестве ...
Входимость: 65. Размер: 28кб.
Часть текста: языке. Семья Эйкемов пе принадлежала к знати: еще не так давно, во второй половине XV века, Эйкемы были всего-навсего богатыми бордоскими купцами. Но уже прадед Мишеля получил дворянство, приобрел на торговлей нажитые деньги замок с его апанажами и стал сеньером де Монтень. Впрочем, Эйкемы не стыдились своего буржуазного происхождения: отец писателя, Пьер Эйкем, женился не на родовитой девице, а на дочери купца из португальских евреев, принявших католичество, но вынужденных покинуть родину, где свирепствовала инквизиция. Автор «Опытов» пишет об отце с любовью и уважением, которых тот, по-видимому, вполне заслуживал. Рачительный хозяин у себя в имении и отличный администратор в должности бордоского мэра: он и как гуманист оказался «практиком», решив гуманистические теории воспитания испробовать на собственном сыне. В богатых семьях того времени не принято было, чтобы мать сама кормила детей,— для них всегда брали кормилиц. Отец писателя подчинился обычаю, но по-своему, и вложил в свой поступок особый смысл: он отправил ребенка в бедную крестьянскую семью, сделав это, по словам автора «Опытов», для того, чтобы тот с малых лет приучился к простоте жизненного обихода, более того — чтобы он сблизился с народом: «Отец мой,— говорит Монтень,— полагал, что мне лучше глядеть туда, откуда ко мне протягивают руки, чем туда, где мне поворачивают спину. По той же причине он избрал в качестве моих восприемников у купели людей самого скромного звания, чтобы между ними и мной возникли тесные отношения и привязанность» (1. М. Монтень, Опыты, изд. АН СССР, М., 1954-1960, т. III, гл. XIII, стр. 399. Далее ссылки на «Опыты» даются в тексте, в скобках.). В XVI веке быть образованным человеком значило прежде всего в совершенстве знать латынь. Желая, чтобы язык древних классиков стал для маленького Мишеля таким же родным, как и французский, отец его и тут проявил оригинальность: в качестве воспитателя к мальчику...
Входимость: 47. Размер: 16кб.
Часть текста: Мишель Эйкем де Монтень (1533-1592) происходил из обеспеченной дворянской семьи. Он получил домашнее гуманистическое воспитание, а затем окончил коллеж в Бордо. В течение многих лет Монтень исполнял должность советника парламента, а затем и мэра Бордо. Обладая скромным общественным темпераментом, он тяготился службой, а в 1585 г. окончательно вышел в отставку и поселился в родовом поместье. Главным делом всей второй половины жизни Монтеня стали уединенные медитации, вылившиеся в уникальное во французской литературе морально-философское сочинение - три книги “Опытов”, опубликованные в 1588 г. Вплоть до самой кончины Монтень продолжал вносить в свою работу все новые и новые дополнения, которые были учтены в посмертном издании “Опытов” (1595). Мысль Монтеня развивалась в русле гуманистической философской традиции: его мало волновали собственно богословские вопросы (хотя в целом он оставался в рамках ортодоксального католицизма, полемизируя как с протестантами, так и с атеистами) и еще меньше - естественные науки. Монтень был целиком сосредоточен на природе человека как морального существа, но в понимании этой природы он разительно отличался от гуманистов классического периода Ренессанса. Так, если для знаменитого итальянского философа XV в. Дж. Пико делла Мирандолы, давшего квинтэссенцию христианско-гуманистического антропоцентризма, человек благодаря свободе, которой наделил его бог, способен превратиться в “возвышенное” и “божественное” создание, лишь “облеченное в человеческую плоть”, то Монтеня человек интересует не в его величии, которого дано достигнуть немногим, но в его...

© 2000- NIV