Cлова на букву "L"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Показаны лучшие 100 слов (из 379).
Чтобы посмотреть все варианты, нажмите

 Кол-во Слово
9LABOR
27LADY
17LAG
15LAID
25LANA
13LANCE
20LANCELOT
24LAND
59LANGUAGE
96LAS
22LAST
29LATE
31LATIN
14LATINA
13LATINO
16LAURA
27LAW
17LAWRENCE
10LAY
27LEAR
11LEARNING
38LEBEN
16LECTURE
22LEE
12LEG
65LEGEND
25LEI
14LEIDEN
83LEIPZIG
167LEON
21LEONARDO
356LES
11LESLIE
9LESS
43LET
58LETT
40LETTER
88LETTERATURA
22LETTRES
14LEVI
21LEWIS
43LIB
69LIBRARY
34LIE
12LIED
147LIFE
39LIGHT
76LIKE
11LILLE
9LILLY
9LINCOLN
19LINE
40LINGUA
36LINK
13LIP
79LIT
9LITA
54LITERARY
77LITERATUR
51LITERATURA
147LITERATURE
40LITTERAIRE
91LITTERATURE
20LITTLE
16LIV
12LIVE
25LIVES
14LLAMA
25LOCI
20LOCO
13LOCUS
32LOG
25LOKI
572LONDON
22LONG
37LOOK
14LOOMIS
46LOPE
13LOPEZ
76LORD
18LORENZO
171LOS
24LOST
44LOUIS
30LOUISE
93LOVE
16LOVER
12LUCA
22LUCE
18LUCY
10LUDOVICO
21LUI
10LUIGI
195LUIS
30LUND
9LUST
11LUTHER
13LUZ
24LYON
10LYRIC

Несколько случайно найденных страниц

по слову LEVY

Входимость: 1. Размер: 150кб.
Часть текста: в том, что в Англии шестнадцатого века имелись как "я", так и идея, что его можно формировать. Разумеется, может показаться странным столь торжественное провозглашение очевидного: в конце концов, всегда имеется и само "я": какое-то ощущение личного склада, характерный способ отношения к миру, структура желаний и ограничений, - и какие-то элементы сознательного планирования в создании и проявлении личности. Стоит только вспомнить о поразительно тонких и издевательских манипуляциях с persona у Чосера, чтобы понять, что предмет моего анализа не свалился с ясного неба в момент перехода от 1499 к 1500 году. Более того, довольно обширный эмпирический материал указывает на то, что в шестнадцатом веке, видимо, автономия "я" уменьшилась, что семья, государство, религиозные институты навязывали своим субъектам из рядов среднего класса и аристократии более жесткую и всеобъемлющую дисциплину, нежели прежде. Автономия является проблемой, но проблемой не единственной и даже не центральной: способность придавать себе форму - это аспект более широкой способности контролировать личность - и личность чужую по крайней мере столь же часто, как собственную. А является центральным...
Входимость: 1. Размер: 17кб.
Часть текста: Ф. Стихи: Сборник / Составление, вступительная статья и комментарии Г.К. Косикова. - М.: ОАО “Радуга”, 2002. – С. 374-483. (Номера страниц указаны в квадратных скобках.) Хотя ныне Вийон прославлен далеко за пределами Франции, путь к этой славе был нелегким и занял почти четыре столетия. Вийон необычен уже для своей собственной эпохи: на современную ему поэзию он не оказал значительного влияния. Показателем здесь может служить количество реминисценций из Вийона у авторов XV века. То, что таких реминисценций мы не находим у “серьезных” поэтов, еще не удивляет: пародийная направленность стихов Вийона была, очевидно, вполне ясна в ту эпоху. Однако же и авторы комических произведений (такие, как Анри Бод, Гийом Кокийяр) парафразировали Вийона достаточно скупо: отдельные выражения, обороты - не больше. Причина, вероятно, в том, что пародии Вийона были истолкованы в духе привычных норм бурлеска и буффонады, а с этой точки зрения он должен был представляться хотя и одаренным, но не очень оригинальным поэтом; ему могли отдавать должное, но вряд ли находили законным...
Входимость: 2. Размер: 73кб.
Часть текста: На этот вопрос, в сущности основной для понимания того, что такое миф, до сих пор не было найдено сколько-нибудь удовлетворительного ответа. Между тем если неизвестно, почему то, о чем рассказывалось в мифе, принималось за реальные факты, то неизвестно, и почему возникали мифы, что было их предпосылкой в сознании людей и т. д. Но если для тех, среди кого миф возникал и бытовал, то, о чем рассказывалось в нем, было реальностью, если, следовательно, для них персонажи мифа или события, о которых в нем говорилось, были такими же реальными, как существа или события объективной действительности, то тогда существа или события, о которых рассказывалось, не могли, очевидно, "значить" что-то, т. е. быть условными обозначениями, знаками или символами чего-то. Ведь не может, например, существо, воспринимаемое как реально существующее, в то же время восприниматься как существующее только в качестве обозначения, знака или символа чего-то, т. е. как что-то придуманное. Так, не может живой человек быть аллегорией справедливости, художественным воплощением идеи долга, символом чувства ответственности и т. п. Вернее, он может стать всем этим только как персонаж художественного произведения. Но тогда он – продукт художественного творчества, осознаваемый как таковой, а не живой человек. Тем не менее до сих пор изучение мифов сплошь и рядом сводится к попыткам установить, что тот или иной миф "значит", т. е. к толкованиям мифических персонажей или мифических событий как условных обозначений, знаков или символов чего-то. Спрашивается, неужели же тем, кто изучает мифы, неизвестно, что то, о чем рассказывалось в мифах, принималось за реальность, т. е., попросту говоря, что в мифы верили? Неужели же те, кто изучает мифы, не понимают, что толковать мифических персонажей или мифические события как условные обозначения, знаки или...
Входимость: 1. Размер: 27кб.
Часть текста: Правда, каноничность оды – явление принципиально иной строгости и широты, чем, скажем, каноничность столь же освящённой античным происхождением элегии. Существуют оды хвалебные, моралистические (философские), «рустические» (сельские), эротические, вакхические [1]. По другой классификации – мифологические, религиозные (иначе – гимны), исторические, элегические, «грациозные» [2] (то же, что иначе называют «лёгкой одой» (l’ode légère)). Стоит назвать также сатирическую оду [3]. Часто под нейтральным названием «стансы» также скрывается одна из разновидностей оды. Добавим к этому, что невозможно не только определить какой-либо единый формальный канон «оды вообще» – по объёму текста, объёму строфы, стихотворному размеру, – но и указать его для отдельной тематической разновидности оды. Объединяющим началом всего одического разнообразия изначально являлись музыкальные истоки оды, на которые постоянно указывают авторы поэтик XVI-XVII веков. Для XVI века эта черта была ощутима практически (многие оды Ронсара положены на музыку), для XVII столетия память о ней была скорее уже данью традиции. Вместе с тем предпринимались попытки определить сугубо литературные черты оды. В этом направлении обозначились две тенденции. От П. де Ронсара, пытавшегося в некоторых случаях буквально повторять структуру пиндарической оды (деление на строфы, антистрофы, эподы), идёт в то же время предельно широкое понимание одического содержания, при котором ода буквально представительствует за всю лирику. Обращаясь к читателю, поэт пишет: «Ты должен знать, что каждый тип поэзии (tout sorte de poésie) имеет свои предметы изображения, соотносимые с избранным сюжетом: героический – оружие, штурм городов, сражения, стычки, военные советы и речи полководцев; сатирический – насмешки, порицание грехов; трагический – смерти,...

© 2000- NIV