Cлова на букву "U"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово
53UBER
4UDALL
1UDELL
4UGLY
4UGO
4ULA
50ULFDALIR
3ULLA
2ULLMAN
5ULRICH
1ULT
8ULTIMO
2ULTRA
3UMBRA
77UNA
1UNABRIDGED
1UNAUTHORIZED
1UNCLE
1UNCOLLECTED
396UND
22UNDER
2UNDERSTAND
2UNDERSTANDING
1UNDERWOOD
70UNE
1UNEARTH
1UNESCO
5UNFOLD
2UNFORTUNATE
3UNGENTLE
1UNHOLY
1UNICORN
2UNIFORMITY
2UNION
3UNIQUE
1UNITED
30UNIV
6UNIVERSAL
53UNIVERSITY
2UNKIND
2UNMASK
1UNSEEN
1UNSTABLE
3UNTIL
21UNTO
1UPHELD
2UPLOAD
54UPON
5UPPER
3UPSTART
1UPSTREAM
8URBANA
1URBANO
1UREA
4URN
7URSA
4USAGE
16USE
2USED
3USHER
3USU
5USURER
2USURP
1USURY
2UTERUS
3UTILE
1UTMOST
12UTOPIA
2UTOPIAN
1UTRECHT
1UTTER

Несколько случайно найденных страниц

по слову USURER

Входимость: 1. Размер: 3кб.
Часть текста: "Университетские умы". Лодж. 6. Лодж. Приятель Грина Лодж начал также с эвфуистических повестей. Он не был так плодовит, как Грин, но три его книги не уступали в популярности гриновским: "Форбоний и Присцерия", "Розалинда, или золотое наследие Эвфуэса" и "Тень Эвфуэса, или битва чувств". Лучшая из них, "Розалинда" (1592 г.), выдержала 10 изданий и вообще родилась под счастливой звездой. Эту пастушескую историю Шекспир превратил в одну из самых очаровательных своих комедий - "Как вам это понравится". Любопытно, что сюжет "Розалинды" Лодж взял из весьма реалистической истории о Гамелине, которая одно время приписывалась Чосеру. В ней использованы робин-гудовские балладные мотивы, пасторальные моменты не играют почти никакой роли, а главная нить сюжета развертывается в борьбе Гамелина со своим старшим братом и в его победе над ним. У Лоджа пасторальные моменты, напротив, стали основными. И Шекспир сохранил концепцию Лоджа, обогатив галлерею его персонажей тремя собственными: Жаком Меланхоликом, Одри и Оселком. Лодж не сошел с этого пути. Он до конца остался верен эвфуистическому канону. Единственным его отступлением был памфлет "Набат против ростовщиков" (An Alarum against the Usurers, 1584 г.), в котором он изображает бессердечные проделки ростовщиков, как человек, хорошо с ними знакомый по собственному опыту. На драматургическом поприще Лодж выступил в 1582 г. Из его самостоятельных пьес нам известна только одна: "Раны гражданской войны" (The Wounds of Civill War, 1588 г.), напечатанная в 1594 г. Другие до нас не дошли. Последняя драма Лоджа относится к 1596 г. После этого он больше, не писал ни пьес, ни повестей, ни стихов. "Раны" написаны белыми стихами, тяжелыми и необработанными, напоминающими белые стихи его предшественников по драматургическому творчеству из лондонских юридических корпораций (Лодж тоже был членом Lincoln's Inn). Сюжет пьесы - попурри из нескольких биографий Плутарха - изображает борьбу Мария и Суллы, поход Суллы против Митридата, его диктатуру и смерть. В пьесе много учености, много риторики, много речей, заставляющих вспоминать красноречие Нортона в "Горбодуке", много всевозможных ужасов, но нет никаких признаков драматургического мастерства. Как лирик и как автор беллетристических произведений Лодж был талантливее.
Входимость: 1. Размер: 9кб.
Часть текста: Миресу (Meres). Отзывъ этотъ представляетъ собою также чрезвычайно важный источникъ для установления хронологии шекспировскихъ пьесъ. Миресъ издалъ въ 1598 г. книжку-афоризмовъ о морали, религии, литературѣ подъ заглавиемъ "Palladis Tamia" ("Сокровищница мудрости"), гдѣ, между прочимъ, трактуетъ о современныхъ английскихъ писателяхъ и въ томъ числѣ о Шекспирѣ. Всего 6 лѣтъ отдѣляетъ книгу Миреса отъ памфлета Грина, но какой огромный шагъ по пути къ безсмертию сдѣлала за этотъ короткий периодъ "ворона въ чужихъ перьяхъ". Уже не самъ Шекспиръ "воображаетъ" себя "потрясателемъ" английской сцены, a другие прямо провозглашаютъ его первымъ изъ английскихъ драматурговъ. "Точно также, какъ душа Евфорба", говоритъ Миресъ, "продолжала жить, по мнѣнию древнихъ, въ Пиѳагорѣ, сладкая, остроумная душа Овидия живетъ въ сладостномъ какъ медъ Шекспирѣ. Доказательствомъ могутъ служить его "Венера и Адонисъ", его "Лукреция", его сладкие какъ сахаръ сонеты (неизданные, но извѣстные его друзьямъ). Какъ Плавтъ и Сенека считаются лучшими представителями ...
Входимость: 1. Размер: 15кб.
Часть текста: обратить на путь истинный своих бывших товарищей - драматургов. Речь умирающего звучит необычайно резко, направлена преимущественно против актеров, причем автор не скрывает своего негодования на их короткую память. Он, Грин, оказавший им столько благодеяний, "сразу забыт". И ради кого же? Ради "выскочки-вороны, разукрашенной нашими перьями, с сердцем тигра, прикрытым снаружи кожей актера". Эта "ворона" воображает, будто может писать белыми стихами не хуже кого угодно, - настоящий lohannes factotum {factotum (лат.) - совершенно доверенное лицо; слуга по дому}; он считает себя единственным потрясателем сцены (shake-scene) во всей Англии... Дальше следовало заявление, что никто из товарищей автора не станет ростовщиком (usurer) и стыдно им зависеть от прихотей "таких грубых лакеев". Исповедь написана осенью 1592 года; выражение насчет сердца тигра представляет пародию на слова герцога Йоркского к королеве Маргарите в третьей части Генриха VI: "Сердце тигра, прикрытое снаружи женской плотью"; игра слов shake-scene совершенно прозрачна. Отзыв выходил необычайно резким памфлетом, и издатель, а также драматург Генри Четл несколько недель спустя счел нужным выпустить объяснение, чтобы оградить себя самого от всяких подозрений в сочувствии Грину. В объяснении не названо имя Шекспира, но из двух писателей, оскорбленных Грином, один Марло, другой Шекспир, и об одном из них Четл говорит как об актере, как о поэте и как о человеке. Марло не был актером, - следовательно, отзыв по необходимости надо отнести к Шекспиру. Четл удостоверяет прямоту его поступков, честность и забавную грацию его произведений (facetious grace); вообще он "не менее деликатен в своих личных отношениях, чем превосходен в своей...
Входимость: 1. Размер: 24кб.
Часть текста: мясо вырезать, где пожелаю. (Акт I, сц. 3). Когда именно стал общепринятым перевод шекспировского pound of flesh как «фунт мяса», нам установить не удалось, но очевидно, что это произошло до и помимо перевода Щепкиной-Куперник. Возможно, лексическая традиция восходит к более ранним переводам «Венецианского купца» (с этой пьесой Шекспира русский читатель познакомился во второй половине XIX в.). Во всяком случае, в поговорку вошёл именно «фунт мяса» - как символ абсурдного и жестокого условия договора. Между тем оригинальное flesh – не совсем «мясо». Это слово является синонимом «мяса» только в составе зоологического термина flesh-eating («хищный», более архаический вариант – «плотоядный» в прямом значении этого слова, т. е. «питающийся мясом»). В остальном же оно имеет совершенно особую семиотическую нагрузку, отличную от нейтрального meat («мясо как вещество»). Flesh включено в два важных пласта коннотаций, связанных друг с другом: религиозный и сексуальный. В King James Bible слово flesh абсолютно чётко соответствует слову «плоть» Синодального перевода, которое реализует оба эти контекста. Другое дело, что в русской литературе нет устойчивой языковой традиции ни в библейской, ни в эротической сфере, и к тому же обе эти области в светской русской литературе (за исключением недолгого периода Серебряного века) были табуированы: полуофициально в...
Входимость: 1. Размер: 105кб.
Часть текста: Биографические сведения о нем далеко не соответствуют той безграничной славе, которой окружено его имя. Вследствие этого мог возникнуть Ш. -Бэконовский вопрос (см. Шифр Бэкона), который не хочет примириться с тем, чтобы какой-то ничтожный актёр мог написать такие великие произведения. Редкая биография великого драматурга не начинается с цитирования известных слов одного из первых по времени серьезных шекспирологов: "Все, что известно с некоторой степенью достоверности относительно Ш. - это то, что он родился в Стратфорде-на-Авоне, там женился и прижил детей, отправился в Лондон, где был сначала актером, писал поэмы и драмы, вернулся в Стратфорд, сделал завещание, умер и был похоронен". Считается, что эти слова, сказанные более ста лет тому назад, сохраняют свою силу вплоть до наших дней. И действительно, фактов, непосредственно касающихся Ш., со времен Стивенса, почти не прибавилось. Тем не менее беспримерная тщательность, с которой Шекспиром занимались и продолжают заниматься целые сотни исследователей, не могла остаться бесплодной. Изучена до последних мелочей та обстановка, в которой сложилась жизнь и литературная деятельность Ш. То, что среда, исторические и литературные условия, эпохи могли дать Ш., известно теперь превосходно. Как ни плодотворен сам по себе исторический метод изучения писателей в связи с фактами их биографии, этот метод почти теряет свое значение в применении к таким необычайным проявлениям творческого гения человечества, как Ш. Безграничная глубина проникновения в душу человека, составляющая основную черту Ш., по самому существу своему не может находиться в каком бы то ни было соотношении с теми реальными условиями мелкобуржуазного прозябания, в которых проходила личная жизнь этого изобразителя душевных движений царей, полководцев и всемирно-исторических героев. Если бы мы даже знали каждый шаг жизни Ш. в Стратфорде, где он прожил весь тот период, когда складывается...

© 2000- NIV